Армен Меружанович Саркисян лотерея

Как в ЦФО собираются снижать вредные выбросы

В Тульской области определились с территорией для создания карбонового полигона. В Калужской такой полигон был создан в 2020 году — он был первым в России. Напомним, карбоновые полигоны (от английского carbon — «углерод») — площадки для разработки и испытаний методик измерения выбросов и поглощения парниковых газов. Это пилотные проекты Минобрнауки РФ по разработке и исследованию технологий, которые позволят изымать из атмосферы накопившийся там углекислый газ и компенсировать углеродный след или эмиссию парниковых газов.

Министр науки и высшего образования России Валерий Фальков, выступая на семинаре по экологическому контролю, который проходил на базе первого в стране углеродного полигона под Калугой, отметил важность и актуальность появления подобного рода проектов: «Сохранение окружающей среды при растущем антропогенном воздействии является одним из ключевых приоритетов Стратегии научно-технологического развития Российской Федерации. В рамках Национального плана мероприятий адаптации к изменениям климата и ряда международных климатических соглашений и стандартов российская наука интенсивно работает над созданием эффективных инструментов мониторинга и расчета экологических отпечатков в промышленности, лесном и сельском хозяйстве, используя при этом как мировой опыт, так и собственные уникальные решения».

В поисках баланса
Проект калужского карбонового полигона реализуется на землях сельскохозяйственного назначения площадью 600 гектаров, расположенных в границах Национального парка «Угра». Как рассказал директор нацпарка Виктор Гришанков, калужский карбоновый полигон — это частный бизнес. Смысл проекта в следующем: при помощи современных технологий, искусственного интеллекта учесть поглощение углеводородов различными биотопами, то есть лесами, лугами, болотами. С помощью беспилотника сканируются все участки. Компания — разработчик программного обеспечения обрабатывает эти данные, выясняя, сколько поглощается карбона. Полученные результаты сравниваются с исследованиями НИИ лесного хозяйства, которые проводятся традиционным — что называется, натуральным и весьма трудоемким — способом.

 — В итоге станет ясно, насколько искусственный интеллект способен заменить человека. Процесс идет, пока делать выводы рано, — пояснил Виктор Гришанков. — Вообще это винтик в большом исследовании, но он поможет увидеть общую картину, поможет управлять процессами: то ли лес сажать для снижения углеродного следа, то ли где-то делать ставку на регенеративное земледелие, минуя распашку почвы. У нас пока отношение к этому как к экзотике, но работать в данном направлении необходимо.

Заслуженный эколог РФ, доктор биологических наук, профессор, руководитель Калужского центра экологической политики и культуры Алексей Стрельцов отмечает необходимость при этом учета природного капитала.

 — Важно приближаться к природным системам. Мы строим мусорные полигоны, но река в конечном итоге делает то же самое, но без денежных затрат, — поясняет он. — Пока в теории разработок много, но практика отстает. Надо сохранять русские леса, природу, но при этом важно учиться охранять ее. Например, в сельском хозяйстве следует внедрять поликультуры — то есть приближаться к природным системам. Важно сохранять общий баланс.

Правда, в последнее время, по мнению члена Общественной палаты Калужской области Юлии Горшковой, интерес к устойчивому развитию заметно снизился. По ее словам, сегодня региональные чиновники, говоря об устойчивом развитии, подразумевают социально-экономическое развитие, а про экологию подзабывают.

 — Программных документов нет. Не получается продвинуть внедрение индикаторов устойчивого развития. Карбоновые полигоны — это исследования, которые позволят сделать какие-то прогнозы. Но пока прогнозов нет: мало времени прошло. Однако уже сейчас должны быть изменения на законодательном уровне, нужны послабления для бизнеса, который может прийти в эту сферу, иначе его не заинтересуем. А ведь устойчивое развитие — это и природопользование, и производство оборудования, и общественная деятельность. Надо работать по всем направлениям. Мы должны учитывать экологические ограничения, но при этом социально-экономические направление — в приоритете.

Ближе к лесу
В Тульской области в основе аналогичного проекта — создание агропарка имени Льва Толстого. Под карбоновый полигон выделено 30 гектаров земли рядом с музеем-заповедником Ясная Поляна. Примечательно, что в планах наряду с научными исследованиями — мониторингом поглощения растительностью парниковых газов по всем срезам — сразу же закладывается реализация практических проектов. По словам председателя правления Российского центра экологической политики и культуры Михаила Буденкова, задача — создать работающую модель экокластера с использованием природоподобных технологий.

 — В Ясной Поляне классическая для региона растительность. К тому же здесь есть определенные традиции. Лев Толстой пользовался натуральными продуктами и одеждой. В усадьбе есть и лиственные деревья, и ели, и пасека, и плодовый сад, — пояснил выбор места Михаил Буденков. — В принципе, в дворянских усадьбах вели экохозяйство — к примеру, та же мельница и есть ветросистема, накопитель только добавить...

Так, здесь намерены разработать методику использования речного ила в качестве удобрения — по словам Михаила Буденкова, это в три — пять раз эффективнее, чем применение навоза. Предусмотрено использование биотехнологий, щадящего земледелия — набор экологических инструментов довольно широк. Но все же главное внимание — яснополянскому лесу. И здесь обнаружилось полное совпадение с интересами музея-заповедника Ясная Поляна. Леса Ясной занимают площадь 254 гектара. Как рассказал заведующий мемориально-природным комплексом музея-усадьбы Ясная Поляна Владислав Воронцов, при проведении выборочных санитарных рубок и рубок ухода — важнейших лесохозяйственных мероприятий, направленных на качественное сохранение лесов, — ежегодно накапливается около 700 кубометров неликвидной древесины. Это 600 тонн потенциального органического сырья, которое можно использовать. По его словам, утилизация неликвидной древесины — проблема всех заповедников. Сегодня она решается просто: все сжигают. Это делается от безвыходности положения и банального отсутствия альтернативных способов и методов утилизации порубочных остатков.

 — Для улучшения санитарного состояния и повышения туристической привлекательности яснополянских лесов, а также оптимизации выбора хозяйственных решений необходима организация процесса переработки неликвидной древесины. Сами мы не можем этим заниматься: это не музейное дело. Производство должно быть за территорией заповедника. Кроме того, в процессе экологической переработки неликвидной древесины с образованием конечного продукта ставится задача получения положительного экономического эффекта для развития зеленой экономики в современных рыночных условиях. А для этого нужны ресурсы, люди, деньги, требуется привлечение экспертного сообщества с целью разработки научно обоснованной методики и механизма реализации конечного продукта, — рассуждает Владислав Воронцов.

Дерево для бизнеса
Яснополянский неликвид, по мнению экспертов, можно перерабатывать в технологическое сырье для изготовления ДСП, ДВП, приготовления алебастра, использования в керамической и стекольной промышленности, получения древесной муки, производства пеллет (гранулированный вид твердого экологически безопасного и экономичного топлива с высокой теплоотдачей из спрессованных органических отходов) и прочее. Кроме того, при переработке порубочных остатков накапливается потенциальное сырье для производства пищевой глюкозы, уксусной кислоты, белковых кормовых дрожжей, этилового спирта, скипидара...

Однако, как подчеркнул Воронцов, требуется современное передовое техническое оснащение: рубильные машины, пневмотранспортные установки, щеповозы, дробилки ветвей, измельчители пней, лесотехнические мульчеры и прочее. И всю технику должны обслуживать специально обученные люди.

Как пояснил Михаил Буденков, для финансирования проекта намерены добиваться получения всевозможных грантов. Кроме того, подписано соглашение о сотрудничестве с НОЦ «Тулатех», не исключается и благотворительность крупных предприятий, ведь усадьба Ясная Поляна — мировой бренд. В тульском Центре компетенций и устойчивого развития рассчитывают также на выделение средств и по госпрограммам — Минобразования, агронаправления Росприроднадзора, поддержки МСП и другие.

Источник: ecoindustry.ru